БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
Полёт вечен
Автор: БК-тем
Фэндом: Meitantei Conan (Magic Kaitou)
Персонажи: Кайто Кид, Хакуба, голуби
Рейтинг: R
Жанры: Экшн
Описание: Голуби летят через ночь. Где-то внизу детектив-сташеклассник не подозревает, что сам может стать жертвой, одинокий фокусник еще не знает, что ему придется рисковать собой ради "врага" и воют сирены. Мир опасен и сложен. И никто в нём даже не задумывается о том, во что верят птицы.
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини


Текла воздушная река.
Стая лавировала между небоскребами.
Где-то далеко внизу завывала в бессильной злобе мерцающая змея полицейских машин. Она все еще гналась, но каждая ее маленькая железная составляющая уже не верила, что сможет догнать птиц.
Второй, семнадцатый и двадцать четвертый голуби, то и дело, поглядывали на белый треугольник, под которым висело нечто тряпичное, немного похожее на их фокусника. Это были особые голуби. Каждый из них знал не менее пяти трюков. У них, даже были сложные, иностранные имена.
И эти голуби всегда смотрели на фигуру в белом…
Голуби не разумны. Голуби не размышляют над сложными философскими проблемами и не изобретают религию. Иначе, они назвали бы фокусников богами. Ведь те распоряжаются их существованием, придумывают правила и делают жизнь пернатых такой интересной и сложной… Но голубям не нужны боги – голуби не умеют верить. Голуби просто знают, что полет вечен. И что кто-то летит вместе с ними.
Голубям нравится летать в хорошей компании.
Ветер поддерживал крылья. Хищница выла и мигала. Гонка по каменному лабиринту продолжалась.

***

О ночных городах принято говорить, будто они спят.
Хакуба смотрел из окна в темноту, прорезаемую огнями вывесок и редкими квадратами освещенных окон. Даже в глухой предрассветный час этот город не спал. Детективу он напоминал человека, который изо всех сил старается казаться спящим. А такие люди определенно что-то замышляют.
Он достал часы.
Некоторые люди думали, что он способен отмерять время достаточно точно, полагаясь только на свой собственный мозг и это близко к правде. Но эму нравились часы. Слаженная работа деталей, точность их работы… А еще они очень хорошо ложились в руку. Их тяжесть и тепло, которое они впитали из его собственного тела, были похожи на рукопожатие самого надежного друга.
Оставалось еще пять минут. Достаточно времени, чтобы спуститься на площадку ресторана, нависающую над улицей, и встретить там одного очень пунктуального вора.
Кайто Кид никогда не был его главной целью, но последние события не оставили не малейших сомнений – фокусник что-то знал о неуловимом убийце, и стоящей за ним организации. С Кидом необходимо было поговорить как можно скорее, но шанс его поимки был обратно пропорционален числу участников операции. Вор слишком легко превращал полицейских в свои пешки.
И, именно поэтому, детектив никому не сказал, что вычислил место приземления Кида. Сегодня, вместо того, чтобы вместе с инспектором Накамори ждать на месте заявленной кражи, он пришел сюда. Один.
Шаг. Еще шаг. Раздвинулись стеклянные двери. Они не должны были работать, ведь в торговом центре не было никого, кроме дремлющего охранника. Хакуба поправил свою знаменитую кепку – было неловко это признавать, но ему пришлось пойти на некоторые, не вполне законные, хитрости, чтобы оказаться здесь… Детективам приходилось перенимать некоторые навыки своих противников.
Ветер шевелил листья выглядывающих из кадок кустов. Ножницы умелого мастера превратили два самых крупных растения в живые скульптуры, но Хакуба заметил только ветер. Правильное направление, подходящая скорость… Нет, он точно не ошибся. В переполненном городе, да еще и с тяжелым грузом – Киду пришлось бы приземлиться здесь. Искусственный садик, на высоте трех этажей, был единственной доступной площадкой.

***

Кайто поморщился и перехватил голову бронзового циклопа поудобнее. Она была тяжелой, а ее создатель, должно быть, ни разу в жизни не слышал об аэродинамике. Но Кайто почти любил его, а вместе с ним и всё современное искусство. Дело в том, что голова откручивалась, и ему не пришлось тащить на себе всю статую… Кайто Кид, расположившийся на трехметровом голом атлете, которого влекут по воздуху разноцветные шары – это даже не эпатаж, это тяжелый наркотический бред. А у неуловимого вора было чувство стиля.
С другой стороны, статуя так понравилась его маленьким помощникам… Фокусник даже испугался, что они решили на ней поселиться. К счастью, летать голуби любили больше, чем сидеть. Исключением был только Цезарь Одиннадцатый – тот любил летать больше, чем прятаться в карманах. Вот и сейчас Цезарь вынырнул из пиджака и чуть не оставил мир без бронзовой рожи и огромного бриллианта, вделанного в зрачок циклопа.
Кид перехватил свою ношу еще раз, послал Цезарю хмурый взгляд и, наконец, заметил площадку, на одном из выступов торгового центра. Неужели всё пройдет по плану?
В груди зашевелился червячок недовольства. Ради чего стоило устраивать шоу, если люди Пандоры не обратили на него внимание? Даже полицейские в этот раз были как-то невероятно вялы. Должно быть, инспектор Накамори, всё-таки, подхватил простуду. То-то ему достанется от Аоко, когда он вернутся домой…
Характерный блик оборвал его размышления.
Кажется, он поспешил с выводами. Неужели Пандора решила убрать его, не задавая вопросов?
А потом он заметил еще один блик. Прямо на площадке. И этот блик тоже был знаком… Всё-таки, не Пандора.
Ну, рано или поздно это должно было произойти. Просто обидно было так обмануться в людях.
Площадка была уже совсем близко…
Вор отстегнул ремни и беззвучно спрыгнул.

***

Белый треугольник так и не показался. Вместо этого навстречу ветру вынырнуло что-то мутно-серое.
Хакуба посмотрел на часы – путь занял у вора всего одиннадцать минут. Значит, были еще одни дельтаплан и кукла. Поразительно, как вроде бы разумные люди умудряются всё время попадаться на одни и те же трюки.
Он убрал тикающего помощника в карман и повернулся в сторону опустившегося дельтаплана… Чтобы обнаружить, что Кид уже стоит у него за спиной, прислонившись к одному из кустов. В тени живой статуи даже белый костюм был едва заметен.
- Что это значит, детектив? Какую игру ты затеял? – спросил голос, который он никогда в жизни не слышал. Только интонации остались прежними. Кид снова развлекался.
- Извини, что здесь нет толпы твоих поклонников, - Хакуба сделал жест, призывающий оценить пустоту сада, - Но я решил, что мы должны поговорить.
Кид промолчал. Несколько голубей приземлились на кадку соседнего куста. Одни расположился в зелени над головой фокусника. Еще трое сели на столик в конце аллеи. Детектив не видел глаз вора, но в том, что птицы пристально сморят на него, готов был поклясться.
Крошечные существа, которых можно выдрессировать, но не понять. Хакуба не любил не понимать. Он сжал часы в кармане и посмотрел наверх.
Над площадкой кружился еще десяток пернатых… Детектив, вдруг, очень обрадовался, что Кид разводит голубей, а не ворон или ястребов - потому, что он был окружен.
- Мне интересно, с каких пор ты используешь в разговорах такие аргументы, - наконец заговорил вор. – Неужели тебе настолько нужен ответ?.. Можешь не отвечать. Я просто всегда считал, что запугивание – это не твой стиль.
Детективу показалось, что листья зашелестели громче обычного. Словно этот шелест остался единственным звуком на площадке. Даже птицы двигались бесшумно. Хакуба нахмурился:
- Я вовсе не собираюсь тебя запугивать, Кид. Я пришел один, чтобы нам никто не помешал, потому, что мне, действительно, очень нужны ответы. И я получу их.
Скрытая в тени фигура качнулась.
- И когда же ты намекнешь, что снайпер не позволит мне уйти молча?
Затихли даже листья.
- Сна… Какой снайпер? – растерялся Хакуба.
- То есть, ты хочешь убедить меня, что человек с прицелом у окна во-он в том здании, безоружен? – оскалился Кид.
- Не сбивай меня с толку! – рассердился детектив. Он не собирался попадаться на какую-то уловку…
Но Кид вдруг еще плотнее прижался к листве и медленно сполз вниз.
- Если ты действительно о нем не знаешь, тогда пригнись и иди сюда. А лучше ползи. БЫСТРО, – прошипел он.
Хакуба недоверчиво поднял бровь и сделал шаг к нему.
Просто рефлекторно.
А потом он почувствовал … толчок.
«Значит, не блеф…» пронеслось у него в голове, и детектив упал на одно колено. Боль догнала уже через какую-то долю секунды.
А потом стало еще больнее, когда Кид схватил его за раненную руку и втянул в густую тень.
- Постарайся не высовываться, - попросил он, глядя куда-то за перила площадки.
Хакуба послушно подтянул ноги. Кадка с землей была не такой уж и большой.
- Мой честный детектив, признавайся, кому ты умудрился настолько насолить? – вор все еще пытался рассмотреть что-то в темноте. Он даже достал откуда-то из недр пиджака подкопченное зеркальце.
Перед глазами детектива заплясали огненные точки, и он зажмурился. Стало чуть легче. Совсем чуть-чуть.
Хакуба поморщился и заерзал, пытаясь устроиться удобнее – рана мешала думать. Каким-то чудом, ему удалось опереться спиной на стенку их укрытия. Он перевел дыхание и открыл глаза. Теперь он видел птиц – сложно не заметить что-то настолько белое.
Голуби замерли, и казалось, тоже вглядывались в окна домов. Крошечная часть сознания, доставшаяся от поклонявшихся огню и дождю предков, зашептала, что чародей сейчас смотрит на мир их глазами, обыскивает квартал на их крыльях…
Хакуба коснулся здоровой рукой лба. Должно быть, эти непривычные мысли проснулись из-за боли. Сознание пыталось защититься. Или обратиться к генетической памяти… И, если немедленно не заняться раной, скоро он отправится изучать чудеса своего подсознания без обратного билета.
Как сделать это одной рукой, он, примерно, представлял…

***

Кайто обернулся очень вовремя – детектив как раз собрался покончить с собой. На какой еще результат он мог рассчитывать, пытаясь в крошечном укрытии и под прицелом снайпера стянуть с себя пальто? Пришлось пожертвовать гирляндой из платков и не дать ему истечь кровью. А вообще, неплохо было бы и намекнуть, что требуется помощь - можно подумать, он собирался сидеть и смотреть, как Хакуба умирает.
- А теперь, если ты передумал терять сознание, вернемся к тому, кто же настолько хочет от тебя избавиться? – вор затянул последний узелок и детектив поморщился.
- Понятия не имею… - пробормотал он после минутной задержки, - А ты уверен, что целились не в тебя?
- У-у… Да ты совсем плох! – Кайто скрыл тревогу за насмешкой. - Под таким углом, наш меткий друг меня даже не видел.
- А сколько времени мы здесь прячемся? – детектив вдруг напрягся и отлип от кадки.
- Минут семь, - Кайто не сразу уловил суть вопроса, но ответ пришел сам.
Вернее вломился со звоном разбитого стекла, матом и командой рассредоточиться.
Очень агрессивных гостей было четверо и они даже не походили на людей Пандоры. Правда, у них были автоматы, и это компенсировало отсутствие стильной одежды.
Где-то там, под покерным лицом, Кайто оскалился. Не на того напали…
Рядом застонал Хакуба.
А вот это было проблемой.
- Возьми себя в руки, - прошептал вор, - Подумаешь царапина…
- В меня, между прочим, не каждый день стреляют! – огрызнулся одноклассник. Он пытался вспомнить максимально точно определение термина «шок». И как с ним бороться.
- Ну да, конечно. Все твои преступники цивилизованные и утонченные личности, – вздохнул Кид.
Спорить дальше стало слишком рискованно – двое из четырех принялись обходить площадку по периметру. Один из них зачем-то сорвал злость на ни в чём не повинном столе.

***

Цезарь и еще три голубя усердно работали крыльями. Всё-таки стихия птиц, это воздух. Стоило ненадолго уподобиться серым городским собратьям, - которых заслужено зовут летучими крысами, - как их принялись обстреливать какие-то люди. Нет, ну их эти насесты – полет и еще раз полет.
Голуби продолжили выписывать круги над головами обидчиков.

***

- Мои умницы, - пробормотал Кайто, глядя на белые пятна, окружившие вооруженные силуэты.
За глыбами домов небо начало светлеть. Когда совсем рассветет, их положение только еще больше ухудшится.
План родился сам собой. Две простые команды-свиста… а дальше придется положиться на верный «карточный» пистолет и скорость.
- Я сейчас выйду прогуляться, детектив, - светским тоном сообщил он, - А ты постарайся не высовываться.
- Что ты задумал? – Хакуба с трудом сфокусировал взгляд.
- Просто сиди здесь, пока я не разберусь со снайпером, - Кайто не собирался ничего объяснять.
- Решил меня здесь бросить… - теперь взгляд детектива стал очень неприятным.
Кид даже рассердился:
- Ну да, а потом твой труп найдет уборщица и на моей совести будут уже две смерти.
Небо уже ощутимо посветлело. Он и так ждал слишком долго. За то все птицы оказались на местах.
У голубей очень хороший слух. Команда «Сядь!» была одной из первых, которые узнавали птицы Кайто. И все они очень хорошо умели ее выполнять.
Четверым убийцам пришлось на личном опыте узнать, насколько стая голубей мешает разглядеть, хоть что ни будь.
Птицы садились на головы, вцеплялись в плечи и беспрерывно били крыльями, в попытке удержаться, на пытавшихся стряхнуть их людях. Поднятый ими шум заглушил почти все звуки на площадке. Самый отчаянный из четверки попытался прицелиться в птиц, окруживших его подельника, но тот отреагировал на предложенную помощь неблагодарным воплем. Бросить оружие и сбрасывать птиц руками никто так и не решился…
Замешательство не могло продлиться долго… но этого и не потребовалось.
Рывок, толчок, прыжок, выстрел. Скользнуть за похожий на лошадь куст. Прицелиться. Выстрел. Шаг. Поворот. Выстрел. Сощуриться, поискать взглядом. Найти. Выстрел.
Крик. Ругань. Запах горящего пластика.
Можно выдохнуть.
Солнце почти взошло.
Кайто снова прижался к зеленой лошади. Теперь враги были безоружны… Но, их всё еще было четверо. Если бы не снайпер – проблемы бы вообще не было. Он в который раз пожалел, что извел на доблестную полицию все дымовые и световые гранаты. Оставалось продолжать импровизировать.
Двое нападавших, стряхнули с себя голубей и попытались воспользоваться тем, что, в отличии от снайпера, вдели вора просто отлично. На стороне Кида оказались шланг поливальной машины и пластиковый стул. Количество врагов быстро сократилось вдвое.
Кайто даже показалось, что жизнь прекрасна…
Вселенная красноречиво намекнула, что он не прав, как раз когда ему удалось воткнуть в зеленую статую третьего нападающего.
Шумно повалился на бок изуродованный куст, и тут же с грохотом и земляными брызгами разлетелась кадка, закрывавшая от стрелка Хакубу. Автомат четвертого противника всё-таки заработал… Через секунду очередь замолчала, а оглушенное гипсовым ангелом тело повалилось под стол.
Кайто выпрямился. Первый солнечный луч отразился от линзы на другой стороне улицы ему в лицо. Он вздрогнул, но красная точка поползла к пытающемуся встать Хакубе… Кайто сжал рукоять, но тут же отбросил свой пистолет. Расстояние было лишком большим. У него не было ничего подходящего…
Ничего…
Иногда важнее не найти лучшее решение, а найти хоть какое-то вовремя.
У него бы козырь.
Множество теплых, дышащих и воркующих козырей.
И все они знали команду «Туда!».
Белое облако закрыло стрелку обзор.
И, рассекая тяжелый городской воздух десятками крыльев, понеслось вверх, к нему навстречу.
Первый выстрел прозвучал, когда вор уже подхватил детектива и поволок к выходу.
Сначала Киду показалось, что его сердце остановилось. Наверное, он должен был упасть и умереть.
Но ноги шли, Хакуба отдавливал плечо, а выход с площадки становился всё ближе. Он посмотрел наверх.
Птицы все еще летели.
Он почти закричал им «Врассыпную!», но… шагов оставалось еще слишком много. И спрятаться было негде.
А потом была мерзкая мысль, что можно отпустить голубей и прикрыться Хакубой.
Но он так и не отдал приказ.
Он тащил своего врага и ждал, что вот сейчас стая не выдержит и рассеется.
Но его команда оказалась сильнее страха. И осталось такой после еще одного выстрела. И после следующего.
Человек в бетонной башне стрелял, а птицы летели и умирали. Умирали потому, что он им приказал.

***

Тишина обрушилась на площадку как горная лавина. Неожиданно и безжалостно.
Два совершенно разбитых человека переступили через осколки дверей и обессилено растянулись у стены.
Хакуба невероятным усилием заставил себя сидеть ровно. Спина, в отличии от ног, еще слушалась. Почему он не чувствует ног, если его ранили в руку? Это же должно что-то значить…
- Как думаешь, в здании есть другие твои поклонники? – в голосе Кида как всегда звучала насмешка. Детектив попытался рассмотреть его лицо, но вор смотрел на площадку. Казалось, что он был … не совсем здесь.
- Вряд ли, - Хакуба нашарил в кармане чудом пережившие последние двадцать минут часы.
Нет. Не двадцать. Шестнадцать минут и сорок восемь, и пять сотых секунды. А такое впечатление, что целая жизнь. Но часы не лгали. Он почувствовал, как разум заглушает боль. Он снова становился собой.
- Мы подняли много шума. Если бы их было больше – они бросились бы на подмогу тем, на площадке… Максимум – кто-то ждал внизу в машине. Скорее всего, он сейчас уезжает. Вместе со снайпером. Очень фиговым, надо сказать, снайпером… Где они только его нашли? Нам, конечно, грех жаловаться, но сам факт!
- Не волнуйся, в следующий раз в тебя будет стрелять чемпион по биатлону.
Кажется, Кайто Кид вырастил внутри себя какого-то бота, который отпускал ехидные замечания, пока сам вор думал. Слишком уж напряженно он смотрел. Смотрел туда, на площадку. И в небо.
Уцелевшие голуби по одному возвращались и садились на перевернутую мебель, на пережившие погром скульптуры и останки кустов…
Они отряхивали перья и тоже смотрели в небо.
Туда, где подхваченное ветром новорожденное облачко было так похоже на птичью стаю.
Некоторые из птиц были чем-то забрызганы. А небо над городом было белым-белым…

***

Голуби видели, как падают перья, но их это почти не волновало – они знали, что полет вечен.
Никто никогда не назовет голубей разумными. Именно поэтому, все знают, что птицы не могут совершить самоубийство.
А еще только разумные существа могут верить.
Но птицам не нужна вера. Птицы просто летят. Сначала им мешает скорлупа, потом их крылья слишком слабы, но они растут и учатся подниматься всё выше. Их маховые перья становятся длиннее и длиннее становятся перелеты.
Однажды каждая птица взлетит высоко-высоко, и ей больше не нужно будет приземляться. Полет вечен…
Голуби знали, что такое смерть. Это то же самое, что и скорлупа. Тело плохо слушается и нельзя расправить крылья. И это так же неприятно, как снова оказаться в яйце.
Где-то внизу, на асфальт падают кровоточащие кусочки. Скорлупа смерти трескается.
Белоснежная стая у горизонта становится больше. Полет вечен.

Голубям не нравилось умирать. Но голуби, вылупившиеся в цилиндре фокусника, знают, для кого учатся летать. Для них не имело значения, ради кого рисковал собой их человек. Они умирали ради него и только ради него.
Но даже это не имело значения, потому что полет вечен.
Их человек плакал. Белые птицы знали его всю жизнь и они знали, что такое слезы. И что слез Кайто Кида, как и слез голубей, не видно никому.
Они взлетали и приземлялись вокруг него. Голуби ворковали.

***

Солнце, наконец, выползло из-за горизонта полностью.
Кайто усмехнулся и погладил кончиками пальцев одиннадцатого и двадцать восьмого голубей. Цезаря и Оливию… Семнадцатого, шестого и второго в коридоре не было. Значит погибли Ричард, Лола и Альберт.
Голуби заворковали громче.
– Кажется, они говорят, что не винят тебя, - собственный голос показался детективу очень хриплым.

***

«Ты здесь. И мы здесь. И полет вечен» - ворковали птицы.
Они повторяли и повторяли это. Они хотели, чтобы фокусник понял.
А еще белые птицы очень хотели научиться верить.
Верить, что однажды, очень-очень не скоро, Кайто тоже сумеет разбить скорлупу смерти и полетит с ними. Ведь они не могут оставить его одного. Он ведь так похож на большого белого голубя!... А полет голубей вечен.

@темы: Фанфикшн, Kaitou Kid